Матчи

Турнир памяти И.П.Саплинова
Результаты 1 февраля
  • Спартак – Ветераны
    1:1
  • Пластикофф – Красдойч-ЛСИ
    2:0
Первенство России. ФНЛ
Результаты 29 марта
  • Чертаново – Нижний Новгород
    :
  • Мордовия – Армавир
    :
  • СКА-Хабаровск – Луч
    :
  • Балтика – Авангард К
    :
  • Факел – Текстильщик
    :
  • Чайка – Енисей
    :
  • Торпедо Москва – Ротор
    :
  • Спартак-2 – Химки
    :
  • Шинник – Краснодар-2
    :
  • Нефтехимик – Томь
    :
Матчи 4 апреля
  • Армавир – Нижний Новгород
    :
  • Луч – Мордовия
    :
  • Авангард К – СКА-Хабаровск
    :
  • Енисей – Факел
    :
  • Ротор – Чайка
    :
  • Химки – Торпедо Москва
    :
  • Краснодар-2 – Спартак-2
    :
  • Томь – Шинник
    :
  • Нефтехимик – Чертаново
    :
  • Балтика – Текстильщик
    :
Чемпионат Красноярского края 2019
Результаты 5 октября
  • Спартак – Смена
    2:4
  • СФУ-Арарат – СШОР Енисей
    1:3
  • Лесосибирск – Ачинск
    0:1
  • Красдойч-ЛСИ – Рассвет
Директ

Андрей Петрович Старостин. "Большой футбол" (главы из книги)

Прочтений: 12196.

Теплоход “Серго Орджоникидзе” дал третий протяжный басистый гудок и отвалил от причала Норильскстроя в городе Красноярске. Предстоял долгий путь. Пассажиры знали, что плыть придется не менее шести суток. Пароход довольно быстроходный, течение Енисея что-то около двенадцати километров в час. Но я никак не предполагал, что он такой большой и широкий, этот сибирский великан Енисей. Впереди полярный город Норильск.

Глава XXI

Теплоход “Серго Орджоникидзе” дал третий протяжный басистый гудок и отвалил от причала Норильскстроя в городе Красноярске. Предстоял долгий путь. Пассажиры знали, что плыть придется не менее шести суток. Пароход довольно быстроходный, течение Енисея что-то около двенадцати километров в час. Но я никак не предполагал, что он такой большой и широкий, этот сибирский великан Енисей. Впереди полярный город Норильск.

Когда выходили из Красноярска, было еще тепло. А здесь уже белые мухи летят над Енисеем. Среди команды теплохода разговоры о конце навигации.

– В Норильске уже зима, – убежденно говорит мне бывалый заполярник, матрос нашего теплохода.

Что это за Норильск? Две тысячи километров на север от железнодорожной магистрали. Зимой сообщение только самолетом. А теплоход все идет и идет вперед. Тайге, окаймляющей живописные берега Енисея, нет конца и края, как, видно, нет его и самому Енисею. Давно уже остался позади бывший губернский город Енисейск. Прошли Верхне-Имбатское. Прошли Нижнюю Тунгуску, Туруханск. Вот мы миновали историческую Курейку и подходим к широко известному порту Игарке. В начале тридцатых годов в журнале был помещен снимок. Несколько деревянных домиков. Это было начало строительства Игарки. Сейчас я был поражен, увидев море электрических огней, раскинувшееся по обеим сторонам Енисея.

– Да это же город, большой город! – радостно говорю я стоящему рядом со мной матросу.

– Конечно, город, – не без гордости отвечает матрос. И, перечисляя все достопримечательности Игарки, он заканчивает: – Здесь даже в футбол играют. Спорт любят.

– Неужели играют? – сомневаюсь я.

– Не-е-уже-ели! – презрительно передразнивает меня матрос. – Еще как любят!

Молодецкая выправка, широченные штаны, заправленные в сапоги с низко завернутыми голенищами, мощный торс, распирающий стеганую телогрейку, открытая обветренная шея, круглая шапочка, заломленная на затылок, буйно треплющийся на ветру светлый чуб... С таким парнем можно играть в футбол и за Полярным кругом.

Близился конец нашему плаванию. Енисей становился почти необозримым. Качало, как на море. От Дудинки до Норильска по узкоколейной железной дороге около ста километров. Полярная ночь оказалась не такой уж непроглядно темной, как об этом говорили. День, скорее похожий на сумерки, но все же более светлый, чем ночь, часа на два в сутки появляется. И морозы большие, конечно, есть. И пурга бывает. Но все это оказалось совсем не таким страшным, как представлялось по рассказам.

Судьба свела меня в Норильске с Павлом Павловичем Тикстоном. Еще со времен Горючки мы знали близко друг друга. Хороший футболист, Павел Павлович играл за нашу первую команду Московского клуба спорта еще в 1922 году.

Норильск начала сороковых годов был мало похож на Норильск сегодняшнето дня. Сегодня это благоустроенный, культурный, многонаселенный город, отличающийся от района, скажем, Песчаных улиц в Москве только тем, что находится за семидесятой параллелью. А кругом на много сотен километров полярная тундра. Что же касается городского хозяйства, то Норильск может не завидовать самому современному городу на Большой земле. Но тогда город только начинал строиться. В упорной борьбе со стихией были уже возведены корпуса промышленных зданий. Комбинат работал на оборону страны. Передовики промышленности, не щадя сил, несли фронтовые вахты и удивляли бывалых производственников трудовыми рекордами. В городе был жилищный кризис. Аварийный поселок со своими стандартными домиками не мог вместить все увеличивающееся население Норильска. Маленькие деревянные самодельные домики, называемые здесь “балками”, вырастали как грибы. Пурга заносила их снегом поверх крыш. Люди не сдавались, прорубали в спрессованном, как камень, снегу проходы, переулки, улицы. Наперекор стихии возводились новые промышленные корпуса, театр, клубы. Закладывали фундаменты будущего города. Норильчане как зеницу ока берегли свою гордость – ТЭЦ. Энергию, тепло и свет в необходимом количестве гнало это сердце комбината во все уголки заполярного города. Героический подвиг нашего народа, вложенный в создание этого города, заслуживает быть специально описанным и ждет своего автора. Я же счастлив, что в какой-то мере участвовал в этой замечательной работе.

Но работы без досуга не бывает. И досуг должен быть интересным, разнообразным, культурным. Павел Павлович Тикстон рассказал мне, что в Норильске любят спорт и футбол в особенности, что комсомольцы оборудовали спортивную площадку, на которой оспаривают первенство поселка футболисты, волейболисты, легкоатлеты. Как-то меня вызвал один из руководящих работников комбината, Николай Андреевич Даманов.

– Комбинат у нас большой, молодежи много. Давайте подумаем, как еще шире развернуть нам спортивную работу в Норильске. Вам поможет руководство комбината, комсомол.

С большим удовольствием мы принялись за дело. Первые наши шаги – к руководителю норильских комсомольцев Антошкину. Сам он был не очень-то большой спортсмен и лишь для примера показывался иногда в спортивном зале у волейбольной сетки. Но роль комсомола в организации физкультурно-спортивной работы понимал прекрасно. Кайло и лопата снова стали спортивными снарядами норильских комсомольцев. Вооружившись ими, они шли на субботник по оборудованию наливного катка и строительству подсобных помещений для малого спортивного зала.

Тысячи кубометров спрессованного, твердого как гранит снега надо разрыхлить и убрать с площадки. Надо вгрызаться в вечную мерзлоту земли, чтобы прорыть траншею для укладки труб сантехнического узла малого спортивного зала.

– Ну что же, надо – значит надо! – отвечали привычными для себя словами норильские комсомольцы и с несгибаемым упорством кайлили окаменевший снег и вгрызались в промерзшую заполярную землю..

– Зачтем норму ГТО, – весело шутил опытный спортсмен Дима Муравьев, ловко работая лопатой,  – каждый комсомолец обязан быть значкистом!

Пурга и мороз были нашими постоянными противниками. Простаивая со шлангами по нескольку часов, в условиях, когда температура воздуха такова, что льющаяся из шланга речная вода кажется теплой, мы все же создали ледяное зеркало. На Новый год каток, украшенный иллюминированными елками, под звуки духового самодеятельного оркестра был открыт. За руку с девушкой мимо меня промчался молодец в широченных штанах, в круглой, лихо заломленной на затылок шапчонке, с буйно треплющимся по ветру светлым чубом. Матрос с “Серго Орджоникидзе”!

– Здорово, матрос!

– Здорово, пассажир! – узнал и он меня. – Я же вам говорил, что здесь любят спорт! Прав?

– Прав, матрос, прав!

Как это ни парадоксально звучит, в условиях Крайнего Севера зимние виды спорта культивировать труднее, чем летние. Пурга, мороз, туманы мешают нормальной эксплуатации катка. Так же трудно и лыжникам. Ветры спрессовывают снег, создают на нем заструги, и скольжение по такой лыжне затруднительно. Однако норильская молодежь преодолевает и это. Северяне совсем не слабы духом. Много спортсменов-разрядников воспитывалось на лыжных базах и катках Норильска. Красноярск и Красноярский край имеют давнюю спортивную культуру. Много чемпионов и рекордсменов Советского Союза вышло из этих мест. Заслуженные мастера спорта братьи Виталий и Евгений Абалаковы, Галина Турова, мастера спорта Александр Новокрещенов, Василий Бузунов, Анатолий и Николай Мартыновы - все они коренные сибиряки и здесь начинали свою спортивную карьеру. В соревнованиях, проходивших в Красноярске, в центре самого большого на административной карте Советского Союза края, спортсмены Норильска заняли почетное место. Переходящее Красное знамя за лучшую постановку физкультурно-спортивной работы в крае нередко гостит у спортсменов Норильска. Конечно, такие победы пришли не сразу. Годы упорного труда, внимание партийных организаций, забота государства о строительстве нового комбината помогли преодолеть все трудности. Пока же, в середине сороковых годов, спортивная жизнь в поселке только-только возникала. С нетерпением ждал я окончания необычно долгой для .меня зимы. Всему бывает конец. В июне наступил конец и норильской зиме.

Глава XXII

Где конец зимы, там начало футбола. Надо, не откладывая, приступать к налажи-ванию тренировок, к календарным встречам. Присматриваюсь к игре местных футболистов. Рядом со мной стоит мрачный, очень худой мужчина. Это Александр Арсенть-евич Забавляев, в последующем игрок сборной команды Норильска, интересный человек с кличкой "Забава", так резко контрастирующей с его мрачным худым лицом. Он энтузиаст футбола, знает всю подноготную местных игроков. Очень красочно рассказывает мне о состоянии футбола в Норильске, характеризует всех играющих.
– Вы встретитесь эдесь, – сообшает он, с людьми, прошедшими воспитание в трудовых колониях и исправительно-трудовых лагерях. При этих условиях воспитательная роль футбола очень велика, а педагогический подход сложен. Я и сам знаю, что сложен, и поэтому с большим интересом слушаю откровеные рассказы Забавляева. Забава уснащает свою речь жаргонными словечками. Получается это у него так непроизвольно, что ясно: сам он прошел школу, о которой говорит.

– Я здесь тоже во всех этих местах побывал, оттуда прибыл, – откровенно признается он, имея в виду свое недавнее пребывание в исправительно-трудовом лагере. – А сейчас работаю машинистом на паровозе. Все остальное завязал.

Забава действительно нашел в себе силы резко переменить образ жизни и встать на честный трудовой путь. Он один из лучших машинистов Норильского желеэнодорожного узла. Мы разговорились. Забава был защитником и всей силой своей страстной натуры любил футбол.

– Справляетесь, Александр Арсентьевич, с нападающими? – спрашиваю его и показываю на форварда.

– Мне таких нападающих по семь штук на завтрак нужно.

– А как удар у вас сейчас на тренировках идет?

– Как удар? Штанги мячом корчую на тренировках, – скромно отвечает он.

Долго слушал я повествование Забавы о его футбольных подвигах, наблюдал за игрой в поле. А я еще сомневался, есть ли в Норильске футбол! Оказывается, есть и популярен отнюдь не в меньшей степени, чем в любом городе нашей страны. Есть здесь свои страстные болельщики, которые, не жалея сил и времени, ведут общественную работу по развитию футбола. Городская секция футбола бурно заседает, решает самые разнообразные вопросы от организации субботников для постройки стадиона до очередного протеста по календарной встрече.

Календарь игр с трудом укладывается в короткое летнее время. На участие в первенстве города подали заявки тридцать шесть команд! Это взрослые. А кроме того, есть еще и юношеские и детские команды. Два десятка лет я играл в футбол, выступал перед сотнями тысяч зрителей во многих городах страны. И все же никогда не предполагал, что эта игра имеет такое поистине широчайшее распространение. Вот он, большой футбол! От Сахалина до Таллина, от Ужгорода до Норильска. А страстей и волнений здесь не меньше, чем на любом столичном стадионе. Запомнилась мне первая тренировка с норильскими футболистами. Я прекрасно понимал, что ребята ждут от меня каких-то футбольных чудес. Шутка сказать, заслуженный мастер спорта, игрок сборной СССР! Мою спортивную биографию они знали отлично. В предварительных беседах я не раз повторял им, что у многих преувеличены представления о каких-то сверхмощных качествах мастеров футбола. Сперва они не понимали меня, просто не хотели понять. Ведь футбольные легенды очень живучи. Все те же сказки о неповторимой силе удара мастеров. Убийственные броски и сломанные штанги ворот...

При первом знакомстве с техникой удара я увидел, что у большинства игроков одна и та же ошибка. При подходе к мячу опорная нога не доходит до мяча. В момент удара ступня опорной ноги устанавливается не на линии мяча, а сзади нее. Эта элементарная техническая ошибка, как правило, влечет за собой неточность удара, чаще всего мяч летит выше ворот. Я подсказал раз. Подсказал два. Слова не действовали. Требовался практический показ. Тогда я установил мяч и стал отходить на позицию для разбега. Мне много приходилось бить ответственных ударов: штрафные, одиннадцатиметровые... Но вряд ли я когда-нибудь так волновался, как сейчас, под взглядами этих пятнадцати молодых ребят, ожидавших от меня какого-то чуда точности и силы.

С точки зрения технологии удара я все сделал правильно. Но Заполярье преподнесло мне сюрприз. В последнее мгновенье перед ударом шквальным порывом дунул ветер, мяч неожиданно покатился вперед... моя опорная нога оказалась сзади линии мяча. Удар, и мяч взвился выше перекладины!

– Не пофартило, – мрачно произнес Забава.

– Это я показывал вам сейчас, как не надо бить, – смущенно отшучивался я.

А Валерий Буре, в прошлом вратарь сборной СССР по ватерполо, старый заполярник, теперь вратарь нашей футбольной команды, желая поддержать меня, добавил:

– Как не надо бить даже за Полярным кругом.

У меня не было специального тренерского образования. Мой стаж сводился к эпизодическим проведениям занятий, как капитана московского “Спартака”, в отдельных случаях заменявшего тренера или помогавшего ему. Но у меня был большой практический опыт учебы под руководством лучших тренеров советского футбола. Это и помогало мне организовать учебно-спортивные занятия с футболистами Норильска. Нет, мне нелегко было стать тренером. Многое надо было исправлять, многому научиться. Кто работал в массовом футболе, тот хорошо знает, как внимательно следят футболисты периферии за мастерами футбола, выступающими в первенстве СССР. Любая новинка в тактике принимается как новое веяние, а любой новый технический термин, упомянутый в отчете или обзоре спортивной прессы, находит быстрое распространение в массовом футболе. Иногда и без должного к тому основания. “Одно касание”. Пожалуй, ни один термин в футболе не имел такой популярности в широких кругах периферийных команд.

– Игра в одно касание! – только и слышно было на поле.

Болельщики тоже, не желая отставать от времени, кричали с трибун:

– Нужно играть в одно касание!

А получалось так, что совсем юный игрок, еще не овладевший как следует техникой обработки мяча, стремился к этой модной и самой, как ему казалось, прогрессивной тактике, совершенно не зная, что игра “в одно касание” – это не тактика, а всего лишь один из тактических приемов. Пользоваться этим приемом начали очень давно. Еще в двадцатых годах левое крыло сборной команды Москвы – Павел Канунников и Александр Холин, – играя в быстром темпе, с одного касания передавали мяч друг другу. Но они широко пользовались и другими многочисленными тактическими приемами. Наблюдая в Норильске за играми молодежи, мне без конца приходилось слышать и видеть, как на крик “в одно касание!” игрок, находясь в выгодной позиции, вдруг ни с того ни с сего бездумно отдавал мяч партнеру. А партнер находился в окружении противников, и позиция у него была совсем невыгодная.

– Зачем ты это сделал? – спрашиваю я способного молодого игрока, так нерасчетливо отдавшего мяч.

– .Как зачем? Ведь я же в одно касание сыграл.

– Тебе бить надо было по воротам, а не играть в одно касание.

Немало пришлось потратить усилий, чтобы доказать простую истину – играть только “в одно касание” так же неразумно, как неразумно играть только индивидуально. Работая с норильскими футболистами, я старался передать им свой опыт, раскрывал перед ними “секреты” тактики советского футбола: атлетические качества, позволяющие выдерживать самый высокий темп состязаний, перемена мест в нападении, игра на флангах, персональная опека в защите, взаимодействия зоны и персональной опеки. И главное – воля к победе. Воля, основанная на строжайшей спортивной дисциплине.

А вот с дисциплиной поначалу у нас было не все ладно. Имела хождение “теория” о том, что в Заполярье спирт – обязательное лекарство от всех болезней. Витаминов в нем до черта! Заменяет все микстуры и обеспечивает хорошее настроение. Любители этого лекарства рассуждали:

– Чистый нехорошо, а пополам с водой – огромная сила.

Хотя я и не врач, однако взял на себя смелость утверждать, что алкоголь враг, самый подлый враг спортсмена. Я категорически предупреждал ребят, что буду жестоко расправляться с любителями “лекарства”. На следующий день был назначен товарищеский матч. Когда я вошел в раздевалку перед матчем, по запаху почувствовал, что заполярное лекарство в действии.

– Кто нарушил режим?

Ребята на меня смотрели в недоумении. По выражению их лиц я видел, что они не понимают вопроса.

– Кто пил спирт? – резко повторил я.

– Я принял, – недоумевая, ответил Забава.

– И я! И я! И я! – раздалось несколько голосов.

– Ребята, как же вам не стыдно? Ведь я же вас предупреждал вчера.

– Да ведь мы по сто граммов всего, Андрей Петрович! Это как слону дробина, – совершенно искренне ответил Забава. – Мы не пили, только прикоснулись. Для бодрости духа. Профилактика.

Я отменил матч. Предупредил, что каждого, кто прибегнет к “профилактике”, исключу из команды без права возвращения. И ушел со стадиона. Внушение подействовало. Были и другие случаи. Однажды ко мне на стадионе подошел молодой паренек. Светловолосый, ясноглазый, аккуратненький такой. Поеживаясь и пряча смущенно улыбку, он задал мне вопрос:

– В футбол записаться можно?

– А вы где работаете? – спросил я.

– Да я нигде не работаю.

– Почему?

Он на минуту задумался. Посерьезнел. И увесисто, четко выговорил

– Я вор.

– То есть как вор? – Я был обескуражен таким признанием. – Профессия у вас такая или узкая специальность?

– Нет. Я в натуре вор. Карманник.

История паренька оказалась нехитрой. Отец ушел на фронт. Мать погибла. Пятнадцатилетнего подростка затянула улица. Связался с дурной компанией, начал воровать. Недавно прибыл из места заключения. В детстве играл в дворовых командах.

– Болею за “Спартак”, – закончил он свою анкету. – Зовут Виктор.

Он стал заниматься в нашей центральной спортивной секции. Поступил слесарем на завод. Дал слово, что навсегда покончил с воровством. Виктор был одаренный парень и быстро прогрессировал в игре. Вел себя примерно. Лишь однажды, когда мы поехали на состязание в другой город и в поездке испытывали финансовые затруднения – нам вовре- мя не перевели деньги,– он опять ошеломил меня.

– Андрей Петрович, ребята без денег. Занимают друг у друга.

– Раз занимают друг у друга, значит еще с деньгами, – попытался успокоить его я. – А перевод нам уже сделан. Завтра получим.

– А то развяжите, Андрей Петрович.

– Что развязать? – не понял я.

– Отпустите на пару часов. Два обратных конца на автобусе, туда – назад, и ребята с деньгами.

Я от неожиданности подпрыгнул на стуле.

– Да ты с ума сошел! Ты же слово дал!

– Я и держу. Неужели же без вашего разрешения? Да пусть у меня лучше руки отсохнут!

В дальнейшем, встречаясь через несколько лет с Виктором, мы неоднократно весело смеялись, вспоминая этот эпизод. Теперь он уже отец семейства, уважаемый человек у себя в цехе.

– Кто знает, может быть, именно футбол вовремя вмешался в мою судьбу, – говорит мне Виктор, провожая меня из Норильска в Москву.

Может быть, может быть... А вероятнее всего то, что ты, дружок, попал в хороший коллектив, поумнел, понял, что честно жить гораздо веселее, легче. Во всяком случае, общение с коллективом, увлечение спортом ускорили процесс твоей перековки. Будь здоров и счастлив, Виктор! Ты никогда не раскаешься, что навсегда расстался с уголовным миром.

Коллектив!.. Великое это слово! Умение подчинить личные интересы общественным – цемент, сплачивающий коллектив воедино. Зато этот коллектив всей своей мощью поддерживает творческие стремления и личную инициативу каждого своего члена. Так везде. Так и в футбольном коллективе. Но какой это сложный механизм – футбольная команда. У нас еще есть такие тренеры или руководители команд, которые говорят: “Я их обыграл”, “Я играл в защитном варианте”, “Я буду играть в таком-то составе”, – и так далее и тому подобные “я”. Такой любитель личной славы забывает, что футболисты не шахматные фигуры. Он не понимает силы коллектива, его организующего и воспитательного воздействия на отдельных членов, а тем самым и содействия успехам команды.

В команде, которую я тренировал, был игрок Александр Головченко. Восходящая “звезда” Норильска. В каждом городе и даже поселке есть свои “звезды”. Моего авторитета явно не хватало, чтобы справиться с проявлениями зазнайства “Головушки”, как любовно называли его норильские болельщики. Головушка часто “хандрил” в игре, выключался из темпа и пребывал на поле в “великолепном” безразличии ко всему происходящему вокруг. Но отдельные вспышки в игре свидетельствовали о его большом даровании. Нередко Головченко забивал красивые голы. Ему аплодировали, хвалили, но чем больше слышалось похвал, тем больше ржавчина зазнайства разъедала парня. Мои указания он выслушивал снисходительно, но я видел, что выводов игрок не делает. Ему было восемнадцать лет. Головушку надо было лечить, и лечить радикальными средствами. Помогли комсомольцы.

– Его надо проучить, Андрей Петрович, – сказали они единодушно. И проучили. При большом стечении зрителей капитан команды заменил захандрившего в игре Головушку.

– Вопрос о твоем восстановлении в составе команды будет решен после того, как ты принесешь извинения коллективу за свое поведение на поле, – сказал я ему в раздевалке в присутствии всей команды.

Неделю он ходил “оскорбленный”. Но потачки от коллектива не получил. Извиняться перед ребятами ему все-таки пришлось. Урок пошел на пользу, В отсутствии трудолюбия на поле после этого случая его обвинить было нельзя. Влияние комсомольского актива во всех видах спортивной работы трудно переоценить. Футбольная секция решила переоборудовать стадион. Рабочей силы на комбинате не хватало. Оставался один выход – субботники. Повесили объявления, графики, какой команде, сколько и когда надо отработать. Объявления висят, а футболистов нет как нет. У кого помощи просить? У комсомола! И пошло дело. Закрутились приводные ремни: из комитета в цехи, из цехов в команды стучались “беспокойные сердца”. И футбольная секция, не отставая от других, копала, ровняла и утрамбовывала футбольное поле. В поте лица с лопатой в руках трудился на субботниках и Головушка.

...Руководители Норильского комбината, вся общественность города высоко ценили значение физкультурно-спортивной работы в условиях Заполярья. У спортсменов появилась неплохая база: переоборудованный стадион, спортзал, тир, водная и лыжная станции. В первый мирный год после Отечественной войны в параде в честь Дня физкультурника участвовало свыше пяти тысяч спортсменов Норильска. В колонне футболистов шло четыреста человек.

В Красноярске разыгрывался футбольный кубок края.

После физкультурного праздника меня вызвали начальник комбината Александр Алексеевич Панюков и главный инженер Владимир Степанович Зверев. Они повседневно заботились о развитии физкультуры и спорта в городе и были заслуженными футбольными болельщиками.

– Ну что, Старостин, сумеем мы оказать сопротивление командам краевого центра, если пошлем нашу сборную в Красноярск? – спросили они меня.

– Красноярск – город большой спортивной культуры. Насколько мне известно, футбол там неплохой. Вряд ли мы, впервые встречаясь с командами Красноярска, можем рассчитывать на успех. А поехать надо. Эти встречи для нас нужны, – высказал я свое мнение.

– Приступайте к подготовке команды, – заключил начальник комбината.

Для каждого города выступление сборной команды всегда волнующее спортивное событие, тем более если предстоит встреча с противником более высокой категории. Стремление футболиста участвовать в соревновании высшей группы вполне естественно. Всегда хочется померяться силами с тем, кто считается сильнее тебя. Поэтому правильно, когда, например, игроки поселка получают возможность сыграть с игроками районного центра и так далее. Мы поехали в Красноярск и проиграли красноярским футболистам. Но поражение – мать победы. Поражение наше было закономерно, чемпионы рождаются не сразу. Меня не очень беспокоило разочарование любителей обязательных побед. Важно другое. Ребята были “обстреляны”. Их опыт обогатился встречами с противником более высокой категории. Сделан робкий шаг, но это шаг вперед. Никогда не следует уклоняться от встречи с сильнейшим противником. Такие встречи всегда на пользу слабейшему, вне зависимости от результата.

Так я и докладывал на заседании футбольной секции, вернувшись из Красноярска. И тут же, на заседании, мы узнали волнующую спортивную новость: московские динамовцы поехали в Англию, матч из Лондона будет транслироваться по радио. В Лондоне было три часа дня, когда 13 ноября 1945 года в девять часов вечера я с группой футболистов пробивался через ураганную пургу со стадиона в спортзал. В спортзале был радиоприемник. Он должен донести до нас голос Вадима Синявского. Через моря, горы, степи, тайгу, тундру, пургу...

Пурга разгулялась не на шутку. Ветер со свистом нес тучи снега, сбивал дыхание, гнул к земле. Мы упрямо продвигаемся вперед, прижимаясь к домам и через каждые пятнадцать шагов останавливаясь, чтоб отдышаться.

– Когти рвет, подлюга, – говорит, отряхиваясь от снега, Забава.

Наконец мы в спортзале. Здесь тепло, светло. Костя Александров, правый край нашей команды, засел у приемника чуть не с утра. Он возвещает:

– Через тридцать минут начнут!

За эти тридцать минут я должен ответить на многочисленные вопросы ребят:

– Как наши сыграют? В чем сила английского футбола? Кто сильнее – мы или англичане? Верно, что они непобедимы?

Попробуйте ответить на такие вопросы, если советские и английские футболисты встречаются впервые! Конечно, баланс международных встреч западных стран, наши встречи с другими зарубежными командами позволяют строить всевозможные догадки. Да, действительно, английские футболисты не знали до сего времени поражений у себя, на полях Англии. Пять лет не встречались. динамовцы с западными командами. Двадцать восемь лет ждали советские футболисты встречи с англичанами. Сыграть с ними было заветной мечтой. Англия – признанный гегемон мирового футбола. Были, конечно, и у них поражения в Европе, но на континент английские футболисты выезжали, как на гастрольные поездки, к результатам относились безразлично. Другое дело у себя дома. Там неудачи прямо отражаются на финансовом благополучии английских футболистов, которые уже давно являются профессионалами. Сумеют ли динамовцы развеять миф о непобедимости английских профессионалов в Англии?

В течение восьмидесяти лет никому не удавалось выиграть у англичан на островах. Вот сейчас, в эту минуту, московские динамовцы обувают бутсы в раздевалке стадиона “Стамфорд Бридж”. А мы здесь, в норильском спортзале, волнуемся за них. Я рассказывал ребятам, в. чем, по-моему, сила английского футбола. Прежде всего в стаже. Английский футбол на несколько десятков лет старше нашего, да и вообще старше всех футболов в мире.

Когда в Англии уже существовали первоклассные команды, во многих странах Европы, в том числе и у нас, футбол был еще в зачаточном состоянии. Понадобились долгие годы, чтобы свести этот разрыв к минимуму. В восьмидесяти восьми клубах Англии, игравших до войны, в профессиональной лите выросли десятки мастеров очень большого класса. Много лет назад вице-президент футбольной ассоциации Англии Пикфорд заявил, что Англия настолько богата игроками экстра-класса, что может выставить десять национальных сборных одинаковой силы. “Футбол – прежде всего игра командная. Индивидуальные качества должны быть подчинены одному понятию – команда”. Так говорят английские тренеры. Конечно, подобные истины всем давно известны. Однако долгие годы, культивируя футбол на этих принципах, англичане воспитали игроков экстра-класса, умеющих сочетать коллективную игру с высокотехничной индивидуальной игрой. Причем техническое мастерство английских футболистов отличалось отсутствием малейшего признака трюкачества. А коллективность игры отмечалась еще и способностью предугадывания игры противника – качество высокой зрелости футболистов. Если к этому добавить, что английские футболисты прекрасно умеют играть корпусом и что в Англии родилась система “дубль-вэ”, будет понятно, почему никому до сих пор не удавалось победить “Англию в Англии”. Правда, в конце тридцатых годов в европейской прессе появились критические замечания в адрес английского футбола в связи с неудачными выступлениями англичан в Брюсселе, где английская сборная проиграла не считавшейся сильной сборной команде Бельгии. Однако отдельные неудачи еще не дают особых оснований для решительных выводов. Упрекали их также в проведении матчей “без души”, в “автоматизме”. И все же англичане продолжали оставаться “волшебниками мяча”. Никому еще не удавалось “связать им ноги” у них в Лондоне.

– Наши их обстругают, – мрачно сказал Забава после моей импровизированной лекции.

Заговорил Синявский. О чем он поведал, любители футбола помнят. Мы прослушали трансляцию о матче с “Челси”. Боевая ничья! Потом был разгром “Кардиф Сити” со счетом 10:1. Потом выигрыш у знаменитых бомбардиров “Арсенала” – 4: 3. И, наконец, ничья с “Глазго-Рейнджерс” в Шотландии. Триумфальная поездка!

Как помогли эти победы массовому футболу! Чувством гордости и уверенности наполнили они сердца молодежи за своих любимцев, мастеров кожаного мяча! Сколько молодых ребят захотели стать Бесковыми, Хомичами, Трофимовыми и в особенности Бобровыми! Игры в Англии предсказывали грядущие большие победы советского футбола. Действительно, их было много, этих побед. В том же 1945 году московская команда “Торпедо” успешно выступала в Болгарии. Одновременно с торпедовцами выступали армейские футболисты в Югославии. Они вернулись на Родину, выиграв у сильнейших югославских команд три встречи из четырех и одну сведя к ничьей. А тбилисские динамовцы приумножили успех советского футбола, вернувшись из поездки в Румынию без поражения. Во всех трех матчах с румынами грузинские футболисты вышли победителями.

Годом торжества советской школы футбола следовало бы назвать первый послевоенный сезон 1945 года. Мне не довелось быть участником этих побед. Но я всеми своими помыслами, трудом своим хотел хоть немного, хоть отдаленно способствовать развитию советского футбола.

...Летом в Норильске удобно: солнце светит двадцать четыре часа в сутки. Компенсирует долгую разлуку за время полярной ночи. На стадионе оживленно. У обоих ворот группа футболистов тренируется с мячом. На трибунах болельщики обсуждают шансы любимых команд с не меньшим азартом, чем на Восточной трибуне московского стадиона “Динамо”. На голубом небе красное солнце, как яблоко на тарелке. На часах два. Вы думаете, два часа дня? Ничего подобного! Ночи! Заполярные эффекты.

Хорошая физическая подготовка, соревнования с сильнейшими командами помогли нам выиграть кубок Красноярского края. В дальнейшем норильские футболисты не раз выходили победителями в краевых соревнованиях. Но не в этом заключалось главное. Главное в том, что в Норильске создался крупный спортивный центр Таймырского полуострова с многотысячным коллективом физкультурников.

– Большой футбол у нас, очень большой, – говорит один из самых ярых общественников спорта бухгалтер Леон Агасьевич Айвазов. Он прав, футбол у нас в стране очень большой. Мы все волновались не только за судьбы своего коллектива. В одинаковой степени волновали нас футбольные события там, на Большой земле. А там спортсмены всего мира собрались на XV Олимпийские игры в Хельсинки. И вот мы опять у приемника. Напряженно ждем последних известий.

– Я думаю, наши сейчас выиграют, – оптимистично, как всегда, заявляет Александр Арсентьевич Забавляев.

Он сейчас работает тренером-общественником у железнодорожников. Мы все согласны с ним. Действительно, советские спортсмены в Хельсинки набрали одинаковое количество очков со спортсменами США. Но вот футболисты подкачали. Не дошли даже до четвертьфинала. Разочарованы были мои друзья ужасно. В особенности огорчалась молодежь, которая привыкла уже к победам нашего футбола за последние годы.

...И вот пришел счастливый день отьездн в Москву. Тринадцать лет не был я в своем родном городе, не видел близких, друзей, товарищей моих – спортсменов. Как выглядит сегодня столичный футбол? Какое впечатление произведет он на меня после долгой разлуки?

Меня провожали полярные друзья, ставшие такими близкими за эти годы. До свиданья, Норильск! Под крылом самолета проплывает серебряная лента Енисея... Туруханск, Подкаменная Тунгуска, Верхне-Имбатское, Енисейск... Я еду в Москву! Домой!

Комментарии (0)
Имя:
Город:
Email:
Комментарий:
Введите код: